Государство защитит российские IT-компании от иностранных инвестиций


Минкомсвязи предлагает объявить крупные российские IT-компании стратегическими, чтобы их не скупили иностранцы. Владельцы IT-компаний не в восторге от этой перспективы.

Один из основных рисков для российской отрасли информационных технологий (IT) — поглощение отечественных компаний западными гигантами, говорится в проекте стратегии развития отрасли на 2014-2020 гг. (есть у “Ведомостей”). Для минимизации этого риска разработчик документа — Минкомсвязи предлагает включить “некоторые” IT-компании в список стратегических предприятий Российской Федерации.

Попадание в этот список накладывает на компанию серьезное ограничение: иностранцы не могут получить над ней контроль без разрешения правительственной комиссии по иностранным инвестициям, которую возглавляет премьер-министр.

Идея объявить технологии стратегической отраслью не нова. В 2009 г. тогдашний президент Дмитрий Медведев заявил, что государство должно контролировать интернет-компании. А Минкомсвязи сообщило, что уже готовит критерии для включения отрасли в список стратегических. Этого не произошло, но в том же 2009 году крупнейший российский поисковик “Яндекс” отдал Сбербанку “золотую акцию”. В 2012 г. несколько депутатов Госдумы предложили внести в список стратегических крупные интернет-сервисы и любые печатные СМИ (сейчас в список входят телеканалы и пресса с тиражом более 1 млн экземпляров).

Председатель совета директоров и основатель NVision Group Дмитрий Тараба считает, что включать в список стратегических предприятий нужно компании, которые занимаются разработкой уникальных продуктов в области hi tech и кибербезопасностью. В первую очередь, говорит он, речь может идти о “Лаборатории Касперского”. У самой NVision тоже есть подразделения, которые занимаются кибербезопасностью и инновационными разработками, рассказывает Тараба, и их деятельность может иметь стратегическое значение. А вот системную интеграцию защищать не имеет смысла: отечественные интеграторы доказали, что способны отстоять свои интересы даже в борьбе с крупнейшими мировыми игроками, заключает бизнесмен.

С этой позицией согласна гендиректор компании Infowatch и сооснователь “Лаборатории Касперского” Наталья Касперская: защищать нужно отдельные сегменты IT-отрасли, например разработчиков антивирусов и создателей суперкомпьютеров, ведь через эти сегменты можно получить доступ к информации государственной важности. Получить комментарии “Лаборатории Касперского” не удалось.

А вот президент компании НКК (возглавляет рейтинг крупнейших IT-компаний в 2012 г. по версии CNews) Александр Калинин считает, что польза от включения IT-компаний в список стратегических сомнительная — это ограничивает возможности компании в привлечении инвестиций. Открытый рынок всегда шире и имеет больше перспектив, говорит Калинин.

Сооснователь компании “Роса” (разработчик российской операционной системы с открытым исходным кодом) Дмитрий Комиссаров напоминает, что отрасль IT в отличие от нефтяной и газовой не располагает никакими ресурсами, кроме человеческих.

Предприятие можно объявить стратегическим, но это не помешает людям, которые на нем работают, уехать из страны.

США и страны Западной Европы давно поняли, что локальные интернет- и IT-компании являются огромной ценностью и играют в экономике государства не меньшую роль, чем нефтяные и т. п., говорит президент и основатель IBS Group Анатолий Карачинский. Но защищать их от иностранных инвестиций, по его мнению, не стоит. Важно сделать так, чтобы этим компаниям было интересно вести бизнес в России: например, чтобы крупные проекты здесь делали профессиональные компании, а не никому не известные юрлица, часто аффилированные с менеджерами заказчика. Если Россия хочет получить цифровую самостоятельность, государство должно поддерживать местные компании с точки зрения разработки, например предоставлять им крупные госконтракты. В России же сейчас нет здравой политики в области IТ. Например, Luxoft делает софт для большинства крупных институтов мира, имеет экспертизу в авиационной промышленности и телекоме, но не имеет российских клиентов, говорит Карачинский.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *